Нил Дональд Уолш - Дома с Богом, часть 1 - страница 2 из 16

вышел из ее комнаты, покачивая головой. «Эта женщина утешила меня», — прошептал он.

У мамы была непоколебимая вера, что она попадет в объятья Господа. Она знала, что такое жизнь, и знала, чем не является смерть. Жизнь — это отдавать все, что у тебя есть, всем, кого любишь, — без колебаний, без вопросов, без ограничений. А смерть — это не завершение всего, но начало всего. Она говорила нам: «Когда умру, не грустите. Танцуйте у моей могилы». Мама всю жизнь чувствовала, что Бог рядом, и знала, что Он останется рядом и после смерти.

А как же обстоят дела с теми людьми, которые вооб­ражают, будто живут и умирают без Бога? Такая жизнь нередко исполнена одиночества, а смерть — пугает. И тогда, возможно, лучше всего умереть внезапно — не подозревая, что скоро умрешь.

Именно так умер мой отец. Однажды вечером он под­нялся с кресла, сделал шаг и рухнул на пол. Врачи прибыли через несколько минут, но все уже было кончено. Я уверен, что перед этим папа и не подозревал, что доживает свои последние минуты на Земле.

Мама знала, что умирает. Я думаю, она позволила себе знать об этом потому, что могла встретить смерть умиротворенно и радостно. Отец был на это не способен, поэтому предпочел умереть внезапно. У него не было времени поду­мать: «Боже, я умираю... действительно умираю». Я также не думаю, что за восемьдесят три года жизни у него были моменты, когда он говорил себе: «Боже, я ведь действительно живу!» Мама же каждую минуту помнила, что она «действи­тельно живет». Она ощущала чудо и магию Мироздания. А отец — не ощущал.

Мой отец был забавный малый, и его представления о Боге, жизни и смерти изобиловали внутренними противо­речиями. Не раз он делился со мной своим недоумением по поводу повседневной жизни и высказывал неверие в посмертное бытие.

Помню одну беседу за пару лет до его смерти, когда он делился своими размышлениями о жизни. Это был долгий разговор. Я спросил отца, в чем, по его мнению, состоит смысл жизни. Он посмотрел на меня безучастно и ответил: «Я не знаю». Затем я спросил, что, на его взгляд, происходит с человеком после смерти. «Ничего», — отвечал отец.

Я настаивал, чтобы он дал более развернутый ответ.

«Тьма. Конец. И больше ничего. Ты засыпаешь и не про­сыпаешься».

Я был в смятении. Повисла неловка пауза, а затем я стал суетливо заполнять пустоту заверениями в том, что отец наверняка ошибается и на Той Стороне нас ждет дивный опыт. Я начал было описывать свои представления о поту­стороннем опыте, но отец оборвал меня пренебрежитель­ным взмахом руки.

«Бред сивой кобылы», — пробормотал он. И разговор закончился.

Я был изумлен. Дело в том, что отец — а ему тогда было уже за восемьдесят — каждый вечер становился на колени и произносил молитву. Я недоумевал: к кому он обращается

в своих молитвах, если не верит в святость жизни и в то, что смерть — это только начало? И о чем молится? Может быть, он молился о том, чтобы оказаться неправым. Может быть, не видя никаких оснований для надежды, он все же надеялся.

Эта книга для всех людей, которые рассуждают так

Анонсы материалов

Добро пожаловать на наш так называемый интенсивный курс. Я забыл, как называется наш интенсивный курс. А, только что вспомнил, что когда я ждал там, мне сказали, что он называется "Секрет...

И вновь, похоже на то, что ваши слова вас же и запутывают. В настоящее время у нас нет переводов, которые бы абсолютно описывали то, что мы пытаемся передать. Не проявленная пустота,...

Алиса Бейли Лучи и посвящения Трактат о Семи Лучах Том V Настоящий том завершает "Трактат о семи лучах". Тибетец - Учитель Джуал Кхул - заканчивает свой труд призывом как можно быстрее...

Основатели об истории Земли, часть 9 Получено Сэлом Рейчелом26 мая 2005 года   Приветствуем вас, возлюбленные Творцы! Мы уже коснулись большей части вашей истории. Есть два периода времени,...

Правило седьмое Правило, которое мы рассмотрим далее, имеет глубокое значение и представляет эзотерический интерес; связано оно с жизнью Шамбалы и замыслами Великого Совета. Оно отличается...