Философ Ионатан Коэн о герменевтике Фрейда, Фромма, Штрауса, Бубера - страница 2 из 10

Некоторые спрашивают, бывает ли текст как самостоятельный объект. Разве текст не полностью зависим от толкования? Разве не нужна толковательная традиция, чтобы понять любой текст? Что это за предмет – текст? Иные утверждают, что любая интерпретация – конструкт читателя. Итак, истинное значение – не в тексте, не в его контексте, не в традиции толкования, а в читателе! Кто-то скажет, что читатель – целый мир в себе, а кто-то ответит, что это зависит от его происхождения. В общем, настоящая интерпретация, ау, отзовись! Такие вопросы меня очень сильно беспокоят, потому что мы, преподаватели еврейских текстов, посредничаем между текстом и людьми. Как нам убедиться, что мы даем легитимную интерпретацию? Можем ли мы вообще в этом убедиться? Я задался вопросом, что на эту тему говорят современные еврейские мыслители. Это привело меня ко Фрейду, Фромму, Штраусу и Буберу. Вы спросите, почему я выбрал именно их – поясню через минуту. Для меня вопрос был в том, что современные еврейские мыслители думают о том, что значит – читать текст так, чтобы интерпретация была правомерной. Почему же я выбрал именно этих мыслителей, когда, казалось бы, в еврейской традиции предостаточно других, кого можно было бы предпочесть? Мне было важно, чтобы мыслители, которыми я займусь, рассматривали текст одновременно как источник и как проблему. Если текст – всего лишь источник, а не проблема, зачем толковать его? И если текст – лишь проблема, но не источник, зачем толковать его? Если он лишь источник, то что бы он ни говорил – верно и не нуждается в толковании. Если Толкование интересно и динамично только тогда, когда текст – и источник, и проблема. Мне отчасти повезло – Авива вчера уже «утвердила» Фрейда как часть еврейской традиции толкования, так что я могу к нему так относиться. Еще Эрих Фромм, о котором вы слышали, Лео Штраус, один из величайших политфилософов прошлого века, и, конечно, очень известный Мартин Бубер. Меня они интересуют не столько как мыслители, сколько как представители разных подходов к тексту. Один подход я бы назвал «герменевтикой подозрения» – это Фрейд, я вскоре объясню. Второй подход – «герменевтика прогресса или эволюции». Это Фромм. Третий – «герменевтика смирения или благоговения», это Штраус. Последняя – «герменевтика диалога», Бубер. Давайте же начнем с герменевтики подозрения. Я немного иначе истолкую то, что Фрейд делает с Библией, чем Авива. Если помните, вчера Авива сказала такую интересную вещь: что Фрейд раскрывает темную сторону текста. Что в нас есть стремление организовать все по порядку и провести связи между вещами, а Фрейд пытается найти ту точку, в которой это невозможно. Сегодня мы увидим Фрейда стремящимся как раз навести немало порядка в тексте о рождении и взрослении Моисея. Возможно, вы читали “Moses and Monotheism“. Что же значит «подозрение» для Фрейда и герменевтики подозрения? Это значит, что впервые читая текст, вы подозреваете, что то, как он себя представляет, не может быть верно. Подобно пациенту в кабинете врача. Вот пример: пациент приходит к психоаналитику и говорит: «Весь мир против меня. Поэтому моя жизнь не удалась». Естественно, врач не поспешит верить в то, что сказал пациент. Он предположит, что происходит что-то другое, что стоит за представлением пациента. Внутри пациента творится

Анонсы материалов

Я знаю, что вы слышали от меня много раз, читали в книге, или видели на кассете, что любовь к себе - самая действенная вещь, которую мы можем сделать. Тогда все прекрасно происходит. Я не говорю...

Основатели об истории Земли, часть 8 Получено Сэлом Рейчелом19 мая 2005 года   Приветствуем вас, возлюбленные. Это продолжение части 7. Мы – Основатели.   Мы чувствуем, что сейчас важно...

   Сэл Рэйчел (Sal Rachele) является пионером в области человеческого потенциала на протяжении более 25 лет. В середине 1970-х годов он начинает интересоваться развитием своих психических и...

Ра: Я есмь Ра. Я приветствую вас в любви и свете Бесконечного Творца. Сейчас мы общаемся.Вопрос: Мы продолжим материал вчерашнего сеанса. Вы сказали, что около 3.000 лет назад группа Ориона ушла...

16   Итак, мы снова вернулись к идее, что состояние ума человека в момент его смерти определяет тот опыт, который ждет его на «Другой Стороне».   Именно об этом Я и говорю. Я повторяю это снова...